К. П. ПЯТНИЦКОМУ

14 или 15 [27 или 28] июля 1902, Арзамас

	Я был уверен, что Вы хвораете, - так оно и есть. Это видно из писем, хотя Вы и молчите. 
Жить летом в Петербурге, безвыездно, да ещё так работать, как Вы, - это занятие едва ли 
безвредное и даже, пожалуй, похожее на медленное самоубийство. Крайне обрадован Вашим обещанием
приехать сюда. С каким я Вас попом познакомлю! 
	Леонид (Андреев – Ред.) выразил твёрдое намерение вступить товарищем в «Знание» - 
помогите ему в этом, поскорее. Он говорит, чтоб я внёс за него пай, - разумеется, я согласен. 
(Л.А.Андреев в члены товарищества "Знание" не вступил – Ред.) 
	Ваше отношение к вопросу о посвящении пьесы ("На дне"Ред.) Вам позволяет мне 
выпустить её из печати с посвящением. Вам это безразлично, я знаю, мне же - очень важно. Во 
всяком месте - Арзамас это или «Знание» - мне хочется как можно глубже пустить корни; путём 
посвящения пьесы Вам я тоже пускаю корни, ибо уверен, что кое-кого это посвящение сделает 
скромнее. Хотя бы О.Попову или Фальборка. (О.Н.Попова, Г.А.Фальборк и некоторые другие члены 
товарищества "Знание" выступали против нового, демократического направления в работе 
издательства, вдохновителем которого являлся М.Горький. Вскоре они вышли из состава 
издательства – Ред.) 
	За Ваш отзыв о пьесе - сердечное спасибо, это очень ценно для меня. Хотя Вы всё же 
относитесь ко мне пристрастно. В пьесе много лишних людей и нет некоторых - необходимых - 
мыслей, а речь Сатина о человеке-правде бледна. Однако - кроме Сатина - её некому сказать, и 
лучше, ярче сказать - он не может. Уже и так эта речь чуждо звучит его языку. Но - ни черта не 
поделаешь! 
	Присланный Вами экземпляр - исправив - я пошлю Немировичу[-Данченко], для окончательной
отделки Вы привезите мне ещё один. Осенью, во время репетиции, Леонид сделает снимки с актёров 
и декорации. Посылаю театру кучу фотографий и рисунки декорации. Позадержу всё это, - может - 
Вы приедете. Мне хотелось бы, чтоб Вы посмотрели всё это. 
	Крепко жму руку. Очень я беспокоился за Вас, да и теперь боюсь, что Вы ляжете в 
постель. 
						А. Пеш[ков] 

	300 и 500 по двум запискам подтверждаю - уплатите. Не знаете - контора послала книги в 
Балаганск? (одному из сосланных в Сибирь социал-демократов – Ред.) И мне Сореля. (- французский
буржуазный историк. На русский язык переведены его книги: "Европа и французская революция", 
"Госпожа де Сталь" и "Монтескье" – Ред.). 
	Крепко жму руку.
						А. Пешков